stepan_plusjkin (stepan_plusjkin) wrote,
stepan_plusjkin
stepan_plusjkin

Летят утки и два гуся

В предыдущей серии я показал, что у Галковского есть мотив мазать Солоневича в дерьме. Было даже интересно, как гада будут мочить. В принципе, ничего нового придумано не было: было объявлено, что он агент ГПУ, и как это обычно бывает, английский шпион, ну, и конечно, провинциальная крестьянская сволочь.
Со случаем Солоневича я немного знаком, поэтому здесь нехитрую механику галковской пропаганды рассмотрим как case. Придется обрить и ушки, и усики.

Строго говоря я не буду по возможности рассматривать конкретные обвинения. Впрос о том с кем сотрудничали Солоневичи для меня не вполне ясен, с другой стороны налковский текст к этому вопросу никакого отношения не имеет. На каждый прокурорский вопль: «признавайся мерзавец, что делал третьего дня с девяти до половины одинадцатого!» реагировать совершенно невозможно. Обвинения отдельных эмигрантских кругов в большевицкой подставе подробно разобраны в http://www.tiwy.com/nashi/solonevich/part3.phtml Галковский по невежеству всего этого очевидно не знает. Разумеется, вопрос этим сам по себе не закрывается, но тупо воспроизводить обвинения, звучавшие в 30-е из уст тех, кто сам потом оказался агентом НКВД, есть совершенный позор.

Солоневич – на мой взгляд – необычайно актуален, причем удивительная биография эффект его писаний явно усиливает. С другой стороны, если биографию вывалять в дерьме, то книжки уже можно и не обсуждать. То есть смысл всего этого (галковский кидаеться лайном) – в том, чтобы не спорить с Солоневичем по существу.

Первое определимся, с чем мы имеем дело. Это, безусловно, художественно выполненный донос на соседа по коммуналке. Процесс раздумий советского стукача проходит у нас на глазах. Например, живет мужик в коммуналке, сосед достал, накатаю-ка на него телегу. Когда решение писать принято, начинается самонакрутка – сволочь, рожа твоя не нравится, гнида жидовская, очечки надел. Третий этап – вдохновение получено, начинается работа за письменным столом. Так, на кухне не готовит, значит ходит по ресторанам (откуда бабки, ага). Каждый вечер выходит на улицу в одних трусах, говорит «бегать», а чего бегать-то? Подозрительно. К себе не пускает, всегда комнату на ключ запирает. Происхождение странное вот – «из служащих», а на вид – вроде поп, волосы длинные. Или борода. Наверное, еврей. Короче, работа пошла.

Нам явлены все три стадии. Первая – мешает, место занимает, сволочь крестьянская. Галковский честно показал и вторую стадию – морда не нравится! Видимо, так себя накрутил, что и сам поверил: «Ну посмотрите, посмотрите – какая противная харя! Видите? Видите?» (сами посудите, входит Битов, как же не дать ему в морду?)
Непонятно, что такого должны были увидеть верные галковцы, но они это разумеется увидели и тоже прониклись к гаду отвращением. Я, как человек нейтральный, нахожу внешность Галковсого гораздо более отталкивающей, правда мне и в голову не приходит делать из этого какие-то заключения.
«Думаю, не последнее место в карьере Солоневича сыграла его уродливая внешность». Страшно интересно, что Галковский думает о своей собственной внешности. Очевидно, верит, что он слишком хорош собой, чтобы сделать карьеру русского националиста.

После долгого разглядывания фото кто-то обнаружил у Солоневича еврейские корни. Если хранить верность здравому смыслу, еврейские корни вроде брать неоткуда. Из того, что край – еврейский, еврейство ни Лукьяна Михайловича, ни его первой жены - дочери православного священника Ярушевича, не следует: еврейство не заразно и по воздуху не переносится.

Ну а теперь как пишут доносы.

1. Начало: злобная грязная ругань по поводу крестьянского происхождения Солоневича*, после чего крестьянсткое происхождения немедленно ставится под сомнение: жена-дворянка, папа-чиновник и «белорусский националист»**.

2. Не лишенный занимательности конспективный пересказ истории скаутизма и славянских «Соколов» (разумеется, англичане) и дальше широким мазком мастера измазываются вообще все мыслимые общественные движения: «Это фирменная схема Великобритании. Взять какую-нибудь важную и актуальную тему: женскую эмансипацию, профсоюзы, борьбу с пьянством, увлечение художественной литературой, пацифизм, детское движение, а потом с её помощью кошмарить весь мир.» Теперь шабаш, не отмыться никому. Ходил в кружок внеклассного чтения – английский шпион. Знаешь латинский язык? Латинский шпион***.
_______________________________________________________________________________________________________________________________
* Молодой Солоневич – провинциальный журналист в столице, совершенно современный типаж, его очень легко себе представить. Мир петербургских салонов представить себе уже сложно (хотя гламуру тоже было выше крыши), а молодого человека из захолустья, который учится в универе, работает репортером на несколько газет, подрабатывает грузчиком в порту и борцом в цирке - элементарно. Близорукий и страшно косноязычный, но цепкий, бойкий, работоспособный, идет кланом (отец, три брата, масса двоюродных братьев), занимается спортом. Кузен его, приехал в Питер, устроился на завод, затем скопил денежку, механик, собирается открывать автомастерскую. Другой брат идет по перспективной спортивно-скаутской линии. Как-то всё очень близко.
** Случай так называемого «вранья». Лукьян Солоневич, конечно, был русским националистом. Отношение свядомых к направлению, которое он представлял (коротко: белорусы – это ветвь русских, за царя против католика-поляка и жида) делится на спокойное (здесь, к примеру, http://belarus8.tripod.com/ZapisyBINIM/23.02.htm) - мол, было такое течение, делали что-то полезное, но в принципе ошибался мужик в том, что не понимал, что с москалем дела иметь нельзя, и как это хорошо иметь самостийную Белоруссию; до дикой злобы (Позняк, например: www.bielarus.net/archives/2004/08/10/79). К сыну отношение вполне однозначное – предатель белорусского народа. Предлагается поискать на «Саланевіч», подумать головой.
Ивану Солоневичу немцы, кстати, предлагали место в правительстве Белоруссии и тот отказался. Немцы работали с разными националистами, а книжки Солоневича активно распространялись на оккупированных территориях. Но таких людей было довольно много. Был, например, белорусский националист Ф.Олехнович – сидел там же, где и Солоневич, вышел перед самой войной, работал на немцев, писал разоблачительные книги о лагерях.
*** Игра в футбол как компромат – это ценный вклад, Вышинский бы оценил. Впрочем, и футбол может иметь значение. Например, для упертого ирландского националиста футбол – это игра проклятых оккупантов, играть в футбол – продаться англичанам. Крупнейший в Ирландии стадион принадлежит союзу гэльских игр, и когда стадион понадобился для футбольного матча и его пытались арендовать, предложение было с негодованием отвергнуто, несмотря на выдающиеся финансовые условия: не хотим поганить английской игрой наш ирландский стадион.
То, что футбол и скауты – это англичане, понятно. Надо сказать, что вообще спорт – это английское явление (и английское слово). Отсюда любой студент, который занимается штангой и футболом в отделении «Сокола» - английский шпион по логике: соколы – это скауты, а скауты – это английская интрига. То, что соколы – это не скауты, а скауты получили благословение и поддержку царя, то есть как минимум о нелояльности речи быть не может, значения, конечно, не имеет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments